Публикации

 

Больше чем школа

дата публикации: 05.10.2012 00:00

На прошлой неделе Консультативный совет краевого Законодательного собрания провел выездное заседание в Чернушинском районе. В мероприятии приняли участие краевые парламентарии, представители краевого правительства, главы муниципальных районов и председатели Земских собраний ассоциации «Юг», руководители образовательных учреждений. А также многочисленная педагогическая общественность.

Важность и многогранность заявленной темы, связанной с исполнением Закона «О регулировании отдельных вопросов в сфере образования Пермского края» в части сельских образовательных учреждений, подчеркивалась не только широким представительством участников, но и сразу тремя площадками. Одна группа посетила базовую школу в селе Павловка, другая ознакомилась с работой общеобразовательной школы в селе Тауш, третья посетила сельскую школу в Деменево.

А после участники обсуждали увиденное и услышанное. В ходе пленарной части они пытались выяснить, есть ли будущее у сельских школ? Если есть, то в каком они должны быть статусе и виде? Какие образовательные инновации там можно внедрять? И что нужно предпринять, чтобы привлечь выпускников педагогических вузов и училищ на село?

Под новыми крышами

Это выездное заседание во многом было особенным, поскольку было призвано изучить одну из самых обсуждаемых ныне тем. Ведь школа на селе во все времена была больше, чем просто школа. Она всегда была центром социального и культурного развития любого небольшого населенного пункта. Расхожая мысль, что деревня живет до тех пор, пока в ней есть школа, неоднократно подтверждалась практикой. Однако сегодня эту мысль взяли на вооружение всевозможные политические спекулянты, взахлеб критикующие оптимизационные процессы в образовании и обвиняющие краевую власть в умышленном уничтожении малокомплектных школ. Что, безусловно, мало соответствует реальности.

Да, на выездном заседании никто из чиновников не скрывал, что небольшая часть сельских школ действительно была закрыта. Как, к примеру, школы в деревнях Кекур и Разино Кудымкарского района, в которых находиться было просто опасно. Но рядом с этими ветхими строениями уже выросли новенькие «учительские дома», которые стали современной альтернативой малокомплектным школам. Здесь под одной крышей находятся и начальная школа, и квартира для семьи педагогов, которые в этой школе преподают. Данный проект, родившийся в Пермском крае, уже широко внедряется в соседних регионах. Однако большая часть малокомплектных школ в Прикамье все же сохранена. Эти образовательные учреждения влились в базовые школы в статусе филиалов, оптимизировав затраты и укрепив собственную материальную базу.

Одним из таких базовых образовательных учреждений стала школа в селе Павловка Чернушинского района, которую и посетили члены Консультативного совета. Причем еще в самом начале экскурсии глава района Михаил Шестаков заметил, что руководство территории не ставит своей целью заниматься показухой и презентовать участникам выездного заседания самое лучшее. Напротив, Павловская базовая школа это самая обычная школа, отличающаяся лишь тем, что имеет три филиала Козьмяшинский, Тюинский и Ореховогорский. И оптимизация через объединение школ привела здесь не только к сокращению управленческих расходов, но и повысила качество обучения. Ведь, к примеру, в базовой школе есть соответствующие всем стандартам кабинеты химии и физики, поэтому на лабораторные занятия по этим предметам учеников из филиалов привозят именно сюда.

Однако экскурсия, проведенная по школе директором Аллой Голдобиной, показала, что здесь все классы отремонтированы и оборудованы не хуже, чем в городских школах. Но особую гордость у руководителя вызывает новая крыша, которую смонтировали буквально пару-тройку лет назад. Причем крыши это беда большинства сельских школ района. И их массовый ремонт начался именно с Павловки. Однако, невзирая на то, что в школе созданы очень приличные условия для обучения и ученики показывают достойные результаты на районных олимпиадах, проблем здесь по-прежнему хватает. Это и низкая зарплата педагогов из-за небольшой наполняемости классов, это и отсутствие возможности дистанционного обучения по проекту «Телешкола» из-за низкой скорости интернет-трафика и масса других вопросов.

- Чернушинский район считается одним из самых благополучных, задавал вопрос директору Игорь Папков, первый заместитель председателя краевого Законодательного собрания. Но у вас из района все равно миграционный отток. Можно ли остановить отток молодежи из сельских территорий, к примеру, через профориентационную работу?

- Мы всегда занимались профориентацией и с 2008 года реализуем программу предпрофильной подготовки, отвечала Алла Голдобина. Наши ребята неплохо поступают в вузы, но даже после окончания сельскохозяйственной академии они не возвращаются. Да, наполняемость школы пока есть. Мы ежегодно принимаем от 10 до 14 первоклашек. Но наше село находится в десяти километрах от города. Многие жители Павловки работают в Чернушке. Поэтому у родителей есть выбор, куда отдать детей. В то же время мы на определенном этапе стали чувствовать, что не можем конкурировать с городскими школами по качеству образования в старшей школе. И нынче не стали набирать 10-й класс.

Понятно, что выпускники базовой школы не пропали. Семнадцать ребят поступили в новый образовательный центр (НОЦ «школу для старшеклассников», которая базируется в Чернушке. Безусловно, это лучшие ребята, которые после получения аттестатов о среднем образовании продолжат обучение в вузах и колледжах. Только вряд ли кто-то из них вернется в Павловку.

Когда есть выбор

Пленарная часть выездного заседания, открытая заместителем главы Чернушинского района Еленой Омелиной, лишь подтвердила замеченную в Павловке тенденцию. Елена Егоровна рассказала, что в процессе оптимизации в районе было ликвидировано лишь три образовательных учреждения, поскольку здания было невозможно пролицензировать и в этих школах было некому учиться. Все остальные, в том числе и малокомплектные, были сохранены, по мере возможностей отремонтированы и оснащены современным оборудованием. Причем на малокомплектные школы ежегодно выделяется дополнительное финансирование в размере от 6 до 15 миллионов рублей. Из отдаленных сел ребят возят на учебу школьными автобусами и по договорам с частными перевозчиками.

Однако с кадрами в сельских школах по-прежнему беда. 62 процента педагогов имеют стаж работы более двадцати лет, а 17 процентов это работающие пенсионеры по возрасту. Существующие стимулы для закрепления специалистов на селе подъемные в размере 18 тысяч 400 рублей и доплаты в течение первых трех лет преподавания не работают. Потому что, не взирая на все усилия и ухищрения, зарплата педагогов на селе отстает от зарплаты городских. Поэтому неудивительно, что за последние три года в сельские школы пришли всего восемь молодых специалистов. Хотя последние и значительные увеличения фондов оплаты труда педагогов и простимулировали часть нынешних выпускников к приходу в школы, но опять выиграл город. Из 14 молодых специалистов только четверо пожелали работать на селе.

Старение педагогических коллективов, отдаленность от современной городской образовательной инфраструктуры, невозможность инновационного обучения по проекту «Телешкола» из-за низкоскоростного Интернета, да и просто тяжелый сельский быт серьезно сказываются на уровне знаний учащихся. Не спасают ни многомиллионные вложения в ремонты, ни компьютеры, ни интерактивные доски, ни прочие атрибуты современной школы. Весьма красноречиво эту проблему иллюстрируют результаты единого государственного экзамена, где сельские школы серьезно уступают городским. Как бы горестно ни звучало, но Елена Омелина была вынуждена сообщить: в последнем выпуске среди 225-балльников по ЕГЭ был всего один выпускник сельской школы. Поскольку результаты ЕГЭ есть в свободном доступе, то родители легко могут их найти, про-анализировать и сделать выбор образовательного учреждения для своего ребенка. И, вероятнее всего, этот выбор будет не в пользу села.

- Мы сегодня неоднократно слышали, что одним из препятствий для получения качественного образования на селе является низкоскоростной Интернет, задавала вопрос депутат Ольга Рогожникова. В чем проблема? Нет технической возможности?

- Техническая возможность есть, отвечала Елена Егоровна. Для увеличения скорости нужно тянуть к школам оптико-волоконные сети. Цена вопроса для каждого абонента 480 тысяч рублей. Для нас это дорого.

- Если посмотреть статистику, то Чернушинский район имеет третий результат в крае по сдаче ЕГЭ, формулировала вопрос депутат Дарья Эйсфельд. Понятно, что «светлые головы» уедут учиться в вузы в Пермь, а то и в другие регионы. И вряд ли вернутся назад. Не пора ли вам рассмотреть вопрос о создании в Чернушке филиала какого-либо вуза педагогического или сельскохозяйственного? Ведь если «светлые головы» получат образование дома, то шанс, что они здесь останутся, будет высок.

- Мы думали над этим вопросом, отвечала заместитель главы. У нас сегодня 300-400 выпускников, которые потенциально могут пойти в вуз. Но все выпускники нашего района вряд ли пойдут учиться по единому профилю. Чтобы филиал заработал, надо привлекать соседние районы. Идея, безусловно, заслуживает внимания.

Зарплаты решают не все

Министр образования Пермского края Раиса Кассина начала свой доклад со статистики. Что в городах региона функционирует 288 учебных заведений, а на селе 471 (из которых 364 малокомплектные). При этом в малокомплектных школах учится меньше всего ребят, а затраты на образовательный процесс там несоизмеримо выше. Однако за экономией в ущерб доступности образования никто не гонится. За последние три года в регионе было закрыто только 13 малокомплектных школ. Это были старые покосившиеся постройки из бруса, которые возводились в годы первых советских пятилеток.

Взамен той системе малокомплектных школ пришла новая, которая сегодня активно внедряется в Кудымкарском районе. Это несколько базовых школ, к которым присоединяются небольшие школы в качестве филиалов. В отдаленных селах, из которых далеко возить детей в базовую школу или филиал, внедряется проект «Учительский дом». А в Соликамском районе начата реализация пилотного проекта «Мобильный учитель»: педагог получает от государства автомобиль и преподает свой предмет (к примеру, иностранный язык) сразу в трех близлежащих сельских школах.

Также министром было подчеркнуто, что сегодня образовательная отрасль при поддержке краевого Законодательного собрания довольно масштабно накачивается деньгами. В этом году на проект «Новая школа», предусматривающий приведение образовательных учреждений в нормативное состояние, выделено около двух миллиардов рублей. Из них на сельские школы более 800 миллионов. При таком масштабном финансировании у школы остается еще масса всяких проблем. Ведь с тем же Интернетом мучаются не только в сельских школах, но и в городских. Потому что для проведения качественных дистанционных уроков в рамках проекта «Телешкола» (особенно когда профильный предмет в малокомплектной или базовой школе не ведется) нужно соединение с Интернетом на скорости, как минимум, 1 мегабит в секунду, а в школах максимальная скорость 256 килобит в секунду. Естественно, при такой низкой скорости мультимедийное оборудование использовать бессмысленно.

Отдельно Раиса Кассина остановилась на зарплатах. Понятно, что в малокомплектных сельских школах, где в среднем в классе обучается 13 человек, средняя зарплата не превышает 9 тысяч рублей в месяц, в то время как в базовых сельских школах при численности класса в 25 человек она зашкаливает за 20 тысяч. Однако в целом на селе зарплата педагога сегодня в полтора раза выше, чем на местных сельских предприятиях и в малом бизнесе. То есть по сельским меркам учитель считается высокооплачиваемым работником, а вот в городах ситуация наоборот. Но главное открытие было в том, что, оказывается, средняя зарплата педагогов никак не связана с уровнем успеваемости школьников! Районы с самой высокой средней зарплатой учителей плетутся в хвосте рейтинга территорий по сдаче ЕГЭ (исключение составляет лишь Бардымский район). Выходит, чем больше учитель зарабатывает, тем хуже учит? И для чего тогда вводились всевозможные стимулирующие надбавки, которые обходятся краевому бюджету, что называется, в копеечку, но не приносят результатов?

- Проект «Учительский дом» выглядит интересно, констатировал председатель комитета по развитию инфраструктуры Виктор Плюснин. Что мешает его распространению на весь регион?

- Главы районов прямо говорят, что если им кто-то даст 6-7 миллионов, то они сразу начнут строить, отвечала Раиса Кассина. Потому что, к примеру, в Нижнем Новгороде, где позаимствовали наш опыт и строят по сто учительских домов в год, данный проект реализуют за региональные деньги. У нас же пока предлагается строить эти объекты за счет средств Фонда софинансирования расходов, который у большинства глав распланирован на несколько лет вперед. Однако желающие из числа руководителей территорий недавно все же обозначились, подав заявки на средства ФСР для строительства «учительских домов».

Человеко-час уйдет в прошлое

Содоклад председателя комитета по социальной политике Сергея Клепцина оказался достаточно критическим. Депутат напомнил, что со времени принятия Закона «О регулировании отдельных вопросов в сфере образования Пермского края» прошло 2,5 года. Однако отрицательных тенденций он не предотвратил. Ссылаясь на информацию с мест, Сергей Витальевич отметил, что у сельских школ по-прежнему недостаточно средств на покупку современного оборудования. Что хотя 92 процента школ имеют доступ к Интернету, но не могут им полноценно пользоваться из-за низкой скорости. Что 11 процентов школьных автобусов, а это почти полсотни автомобилей, не соответствуют нормам. И все это усугубляется крайне низким омоложением педагогических коллективов.

- Мероприятия по оптимизации сети проведены, деньги в укрепление материальной базы вложены, подытоживал Сергей Клепцин. Однако на сегодняшний день 45 учреждений образования не имеют лицензий. Не во всех школах организован безопасный проезд детей на школьных автобусах. Есть проблемы по уровню оплаты труда в малокомплектных школах. Судя по всему, это связано с тем, что в основу расчета зарплаты положен человеко-час. И эту несправедливость необходимо отрегулировать законодательно.

А затем зазвучали предложения для включения в проект решения Консультативного совета. Председатель комитета по социальной политике Сергей Клепцин предлагал повысить «подъемные» для молодых учителей, председатель комитета по развитию инфраструктуры Виктор Плюснин настаивал на необходимости масштабного внедрения проекта «Учительский дом», депутат Дарья Эйсфельд напоминала о необходимости изменения системы оплаты труда для малокомплектных школ, депутат Павел Макаров предлагал заняться заменой школьных автобусов, многие из которых уже исчерпали свой ресурс. Подключилась и местная педагогическая общественность. Ей бы хотелось, чтобы льготы по оплате коммунальных услуг предоставлялись не только тем педагогам, которые живут и работают на селе, но и тем, которые работают на селе, но живут в городе.

Однако председательствующий Игорь Папков предложил не торопиться с поддержкой этих революционных инициатив, поскольку они нуждаются в детальном обсуждении с профильными министерствами. Поэтому в проект решения Консультативного совета вошли только те положения, которые ни у кого не вызывают сомнений. Были поддержаны предложение изменить методику финансирования малокомплектных школ, где зарплата педагогов не должна зависеть от количества обучающихся в классе, инициатива по увеличению размера надбавок и пособий для работников сельских школ, мероприятия по дальнейшему техническому оснащению малокомплектных школ и ряд других. Впрочем, закрывая заседание, Игорь Валентинович отметил, что все прозвучавшие предложения будут еще раз проанализированы и самые актуальные из них, безусловно, найдут свое место в законодательном пространстве региона.

Вопрос в тему

- Вы сравнили зарплату педагогов и академические результаты обучающихся у них школьников. Оказалось, чем выше зарплата, тем ниже результаты ЕГЭ. Чем объясните?

Раиса Кассина, министр образования Пермского края

- Академические результаты это еще не все. Сельские школы отличают хорошие результаты воспитательной работы. А достичь тех результатов ЕГЭ, которые получают в больших городах, сельским школам действительно очень сложно. Тем не менее мы пытаемся повысить качество образования в глубинке. В частности, внедряем дистанционное обучение, чтобы ученик из глухой деревни Чернушинского района мог брать уроки и у педагогов районного НОЦа, и у преподавателей пермских вузов.

- Высокие зарплаты педагогов никак не сказываются на результатах ЕГЭ их воспитанников. Выходит, хваленые материальные стимулы не работают?

Игорь Папков, первый вице-спикер ЗС Пермского края

- Вопрос методических рекомендаций для распределения стимулирующих выплат в образовательной сфере у нас до конца не решен. И, наверное, трудно его будет решить до конца. Да, многие педагоги считают, что этот фонд надо либо распределить в базовую часть зарплаты, либо просто раздавать всем поровну. Однако моя позиция такова: педагог должен понимать, что если у него есть подготовленный олимпиадник или выпускник с 225-ю баллами, то он получит свои бонусы. Если нет, то уж извините. Премии и бонусы получат другие.

Евгений Плотников, Звезда, №112 (31980)


Вернуться к списку